Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Кофемолка Пежо

На ней так и написано Peugeot Freres – эти кофемолки они начали делать в 1840 году и даже сейчас еще выпускают, наряду с автомобилями. На ней даже есть полустертое клеймо – лев, идущий по стрелочке. Кофемолка принадлежала Агриппине Федоровне, маме моей бабушки. Вероятно, когда она была куплена, это считалось современной бытовой техникой. Такая темная и старая снаружи, она в верхней части внутри белая, фарфоровая. А смолотое содержимое насыпается, конечно, в деревянную емкость внизу. С наружной стороны дна у нее выпилен паз: видимо, предполагалось, что на рабочий кухонный стол будет прибита узкая планочка – ставить на нее кофемолку, чтобы она при работе не ездила по поверхности. Разумно? Вполне. Это и вправду хорошая вещь: она сохранила свои мельничные качества и на протяжении вот уже полутора веков трет для нас корицу и сахар. Это один из самых новогодних звуков и запахов: как бабушка кладет в кофемолку закрученные наподобие бересты кусочки коры и с громким скрежетом превращает их в порошок – даже само слово «коричневый» происходит от его теплого древесного цвета. Его смешают с сахаром, через крупное сито напылят на тонкий пласт дрожжевого теста, блестящий от сливочного масла. Свернут, смажут маслом сверху и потыкают вилкой – чтобы вышел изнутри горячий воздух, и нижний слой теста, и внутренние слои хорошо подошли, а корочка не лопнула. И получится этот длинный – на весь лист – рулет с коричной начинкой, которого хватит и гостям, и домочадцам дня на три. Дед любил собственноручно молоть черный перец-горошек и насыпать его в перечницу. Дима иногда мелет в ней кофе, когда ему хочется нерастворимого. Мы вообще почти не пьем кофе, и вещь работает «не по профилю». Но работает, и это приятно.


Коса и серп

Когда я приехала сюда в первый раз, мне было 19 лет, и я впервые близко увидела корову. Это была, кажется, Красотка, и еще была телка Ночка. Они жили в коровнике - крошечном, с низким потолком и тусклой лампочкой. Туда заходишь - и чувствуешь, как тепло от их дыхания. А они обе тянут к тебе большие влажные носы: "Ну, что ты нам принесла вкусного?" На почетном месте в кухне стоял сияющий подойник из нержавейки и висела чистая марля, через которую цедили свежее молоко. Возле калитки - стол, на котором всегда стояли литровые банки с наклейками из пластыря с написанными ручкой фамилиями покупателей. Покупатели приходили и забирали молоко, деньги отдавали хозяйке, Валентине Гавриловне, Димкиной бабушке. В отличие от нашей, Димина семья благополучно прошла через все голодные дефицитные годы - благодаря вот этой фермерской жизни без выходных и праздников. А работа это тяжелая: все время заботиться о пропитании этих коров, об их здоровье. Рощино застраивалось, мест для выпаса становилось все меньше, Диме приходилось их гонять далеко, чтобы они наелись досыта. Хитрые, они еще норовят залезть в огород, или слизнуть вьюнок с соседского забора, или в секунду съесть разложенный на полотенце мытый килограмм винограда. На зиму,конечно, нужно было сено. На одном комбикорме корове перезимовать трудно. Сено покупали, складывали на второй этаж сарая, хранили его над кухней, над курятником - маленький участок, 6 соток. На всю зиму не накупишь - косили и сами. Теперь о коровах в Рощино напоминает только эта коса и серп, да еще огромное сито для творога - размером с велосипедное колесо. Самодельное сито - Димин отец сам терпеливо просверлил в крышке для аллюмииниего бака пару сотен дырочек.

Гостиная

Вот который уже день я читаю архивы Катечкиной, просто чтобы еще немного посмеяться. Она мне уже как родная, а дети пробуждаются от моего ночного сдавленного ржания. И в довершение всего эта девушка почему-то заняла «место в гостиной». Не сочтите за безумие, и по случаю 8 марта я ничего не пила, да. Ну, немного: два глотка какого-то навороченного немецкого шампанского.

 

Эта гостиная существует только в моем воображении. Небольшая комната на северной стороне дома, главная деталь интерьера – полированный ореховый стол. Канделябры, фортепьяно, темные портреты, бюстики Бисмарка. Какая-то несвойственная мне комната, нет ни телефона, ни компьютера и ни единой бумажки. За окнами дождь. Все присутствующие там чувствуют себя неплохо, и никто не торопится обратно. (За ореховым столом сидит, например, Евгений Иосифович Зуев, человек гениальный. Он умер вскоре после того, как мы познакомились, но я жива благодаря его системе лечения).  Всего там сидит пять человек, и иногда я мысленно открываю дверь, чтобы услышать, что они мне говорят. Иногда они и сами без спросу вмешиваются, чтобы сказать мне нечто важное. 

 

Началось это не вчера и не позавчера, а где-то лет в 10. Довольно долго я помалкивала, не желая шокировать близких своими контактами с запредельным. Но вот пару лет назад попалась в руки книга Наполеона Хилла про зарабатывание денег: и в ней автор совершенно спокойно обнародовал свою гостиную, битком набитую умными людьми. Они общались с ним в той же манере, что и мои. Разница состояла в том, что у него были сплошь персоны из прошлого, а у меня – живые вместе с теми, кто уже из этого мира ушел. Тогда я решилась проговориться мужу, после чего поняла: я не Наполеон Хилл, еще одно такое признание – и курс галопиридола мне обеспечен. Гостиная, тем не менее, не закрылась: кто-то приходил в нее, кто-то уходил, но пятеро постоянных жителей по-прежнему никуда не собирались. Они покуривали в глубоких креслах и смотрели мою жизнь как цветное кино, а иногда – как матч «Спартак-Зенит».

 

И вот, заявилась эта блондинка на шпильках  в своей кожаной курточке с номером 25. (Можете представить, как там все оживились). Катечкиной подвинули пепельницу и налили кофе.  Крутые повороты моей судьбы она комментирует в своей манере – с матерком. А я ведь такая, блин, правильная была, в жизни никого нах не послала. Сейчас у меня бывает, что летит коляска с лестницы, или  свежеизжаренная котлета падает на пальчики правой ноги. Тогда слышу из глубины сознания -  «п.. дец!», и чувствую, что это вполне естественно. А  какие она мне подкладывает глаголы, какие прилагательные. Чего стоит одно слово «невъебический»… Не то чтоб у меня там все сидели такие пуристы и ни-ни плохого словечка. Там собрались такие дядьки, которым условности до фонаря. Но вот так творчески и к месту – только барышня может. В целом ее привычка называть вещи своими именами пошла мне на пользу, поскольку водится за мной такой грех – приукрашивать действительность. С ее появлением в гостиной стало веселее, народ принялся трепаться за жизнь и подначивать друг дружку на всякие глупости. Мне перепадает от них все меньше критики (и это плохо), зато позитив и блеск в глазах (заберу у них коньяк, а то совсем от рук отбились!). Это все умиляет, но благие порывы лишний часок поработать или поучиться что-то в последнее время все чаще кроются у меня медным тазом. Ну чье влияние? Ясное дело, не Зуева.

 

katechkina

А мы курсы начинаем!

Готовлю курс лекций по питанию для кормящих и для беременных. С отличным поваром Александром Ненашевым мы будем вести их раз в неделю - он станет готовить свои потрясающие и вместе с тем несложные блюда, а я буду говорить-говорить-говорить. В связи с этим перетряхиваю все, что за это время удалось узнать о кормлении и диете. Есть очевидные пробелы, которые хотелось бы восполнить. Друзья, у кого есть медицинское образование и схожие интересы, помогите мне, пожалуйста, найти информацию:
1. По физиологии лактации у женщин. (чтобы узнать, что и в какой мере всасывается в грудное молоко из пищи матери). Каков, например, механизм "порчи" молока газообразующими продуктами? Что регулирует жирность молока? Информция, которой я располагаю, не кажется мне исчерпывающей.
2. По приему лекарств в период беременности и лактации. Существует ли список лекарств, которые преодолевают плацентарный барьер? Ссылки на все исследования на эту тему приму с огромной благодарностью.